Наверх

Алексей Машкевич: Следователи не ошибаются

А обвиняемый не прав всегда

20.09.2018
1 сентября 2017 года старший следователь следственной части СУ УМВД РФ по Ивановской области майор юстиции Беляева привлекла Александра Малова обвиняемым по уголовному делу о хищениях во ФГУП ИвНИИПИК ФСБ России («Слухи и факты» писали об этом в материале «ФСБ денег не жалеет»). Вменялось Александру Юрьевичу (и до сих пор вменяется) непоставка заказчику оборудования – каландровой линии стоимостью свыше 200 000 000 рублей.

Малова поместили под стражу и 3 сентября посадили в СИЗО, где он просидел одиннадцать месяцев. Защита не раз выходила с ходатайствами об изменении меры пресечения: со здоровьем плохо, следствие давит психологически, дело проходит по экономическому составу, который президент призывал декриминализировать. Обвинение каждый раз было против, а полицейский следователь Стегней проникновенно рассказывал суду, что Малов, если выйдет из СИЗО, скроется из России и окажет влияние на свидетелей. И ничего не было ясно с каландровой линией – есть ли она вообще в природе, и сколько стоит. У подрядчика нашли несколько комплектов документации на линию (копии, а не оригиналы) с разными ценами, сама она до сих пор где-то в Китае. Стегней уверял суд, что пока линия не будет найдена и не выяснится, сколько стоит – сидеть Малову не пересидеть, потому что, если выйдет на свободу, сможет ещё какой-нибудь договор с китайцами смастерить – в свою пользу.

Потом Малова из СИЗО выпустили и он не сбежал, ни на кого не давит, липовых договоров к делу приобщать не просит. Единственное, о чём просил через адвоката – допросить свидетелей, которые в 2015 году эту злосчастную линию инспектировали в КНР, а так же направить китайцам следственное поручение и установить, где она находится.

И тот же следователь Стегней отвечает адвокату Малова, что «проведение следственных действий <…> следствие считает нецелесообразным. Сам по себе факт наличия каландровой линии на территории КНР не влияет на квалификацию хищения <…> денежных средств, выделенных на её поставку». При этом оригинал договора так и не найден и сколько на самом деле стоит линия неизвестно.

Перечитал фразу следователя несколько раз. Понял одно – следствие для себя вывод о виновности-невиновности сделало, а доказательства, не укладывающиеся в обвинительное заключение, ни Стегнею, ни его начальству не нужны. Похоже, следствие уверено, что и прокуратуре, и суду эти доказательства тоже не потребуются.

Видимо, это и есть олицетворение постулата о едином фронте правоохранителей Ивановской области. Если сказали сразу: виновен, значит виновен. Точка. Не зря же люди в погонах хлеб едят. А то, если каландровую линию найдут и цена в настоящем договоре окажется не та, на которую ориентируется Стегней, получится, Малов зря в СИЗО сидел, и компенсацию может потребовать. А это уж совсем против правил. Люди в погонах не ошибаются – давно уже и адвокатам, и их подопечным, и журналистам, и правозащитникам пора это понять.

Или будем по привычке нести либеральный бред о презумпции невиновности?
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей