Наверх

ФСБ денег не жалеет

Людей тоже, если не свои

22.03.2018
В редакцию позвонил адвокат Ивановской центральной коллегии адвокатов Дмитрий Сапожков и рассказал историю, которая кажется абсолютно нереальной:

«Сегодня я посещал в СИЗО №1 своего подзащитного Малова Александра Юрьевича, который в ходе устной беседы рассказал, что 19 марта в понедельник к нему в обеденное время явились два сотрудника УФСБ России по Ивановской области, сотрудники отдела экономической безопасности: некий Илья и ещё один, фамилии и имени которого он не знает. Они предложили Малову сознаться в совершении преступлений, которые тот не совершал. Если откажется, дословно: «Мы тебя здесь сгноим, устроим нелёгкую жизнь твоим родственникам».

Мой клиент воспринял данные слова как угрозу жизни и здоровью своему и близких родственников. Естественно, Малов не согласился ничего подписывать, потому что ничего не совершал. Уходя, так и не завершив разговора, сотрудники ФСБ сказали: «Мы своих слов на ветер не бросаем». Малов, естественно, напуган.

На следующий день, 20 марта, к Малову пришёл оперативный сотрудник СИЗО-1 и предложил написать явку с повинной, признаться в совершённом преступлении. Александр Юрьевич предполагает, что это было сделано по указанию сотрудников УФСБ, которые, не добившись результата, дали указание местному оперативнику продолжить незаконную деятельность.

Мой клиент, естественно, отказался, на что сотрудник УФСИН сказал: «Это твой последний шанс».

За что Александр Малов сидит в СИЗО

Президент Путин в последнем послании дал понять, всё, что связано с безопасностью и работами по оборонному заказу – для России в приоритете. Расскажу ивановскую «оборонную» историю – об огромных деньгах, которые выделяются бюджетом, но не всегда тратятся по назначению. Рассказывать страшно – в ней фигурирует всесильная ФСБ, но уж больно она диссонирует со словами Путина об обороне и патриотизме, а так же о декриминализации экономических преступлений. Просто удивляет, как легко лишается свободы предприниматель, подписав контракт «не с теми» людьми, особенно если они в погонах.

Речь о директоре ООО СА «Стройтехцентр» Александре Малове, ивановском строителе со стажем с недавно ещё безупречной репутацией – одно то, что у предприятия была лицензия ФСБ (одна из двух в Ивановской области), для специалистов говорит о многом. Сегодня Малов сидит в СИЗО, его предприятие в процедуре банкротства, сотрудники уволены. А всё хорошо начиналось.

В 2013 году к Малову пришёл директор ООО «Авто-Трест» Алексей Соколов с предложением гарантированно выиграть закрытый аукцион на выполнение подрядных работ и поставку материалов и оборудования для УФСБ по оборонной теме. Соколов утверждал, что ведёт переговоры от лица заказчика, ФГУП «ИвНИИПИК ФСБ России» и гарантирует Малову победу в аукционе. Но при категорическом условии – поставщиком оборудования по контракту на шестьсот миллионов рублей будет соколовское ООО «Авто-Трест». По словам Малова, это условие подтвердил и тогдашний директор ИвНИИПИКа и следующий руководитель в погонах – большинство документов, необходимых для участия в конкурсе, Малов получал с адреса электронной почты юриста ИвНИИПИКа и главного инженера, надо было только поместить их на фирменный бланк, поставить печать и подпись. Судя по всему, Алексей Соколов на протяжении многих лет был вхож к руководству эфэсбэшного ФГУПа и играл роль человека, умеющего «решать проблемы».

Строительных заказов в 2013 году (как и сейчас) в Иванове было не много, Малов согласился. Верил, что у солидного заказчика (а куда солиднее ФСБ?) всё будет правильно, без проблем – как обещали и Соколов, и директор ИвНИИПИКа Кузнецов, с которым Малов подписал контракт №18/13-БИ от 28. 10. 2013. Александр Юрьевич согласился «не вмешиваться в поставку, монтаж и пуско-наладку оборудования – не задавать вопросов, не уточнять, не интересоваться, не рассчитывать на прибыль, так как работу с ООО «Авто-Трест» руководство ФГУП «ИвНИИПИК ФСБ России» будет контролировать и координировать самостоятельно». «Стройтехцентр» выполнял контракт только в части строительно-монтажных работ, Малова убедили, что с поставкой оборудования все согласовано, а вся документация прошла необходимую госэкспертизу. При этом вся ответственность за выполнение контракта, в том числе в части поставки оборудования, лежала на Малове как на генподрядчике.

Но в процессе работы у Александра Юрьевича стали возникать вопросы: оборудование по документам должно изготавливаться в Италии, но еще до аукциона стало ясно, что соколовский «Авто-Трест» повезёт его из Китая, с измененными технологическими характеристиками, без необходимой в таком случае повторной госэкспертизы. В ходе строительно-монтажных работ выяснилось, что представленная ФГУП «ИвНИИПИК ФСБ России» проектно-сметная документация имеет неустранимые несоответствия и противоречия требованиям строительных норм и дальнейшее выполнение работ «Стройтехцентром» невозможно. Ответ был прежний – не задавай лишних вопросов. А когда Малов забывался, должностные лица ФГУПА просто-напросто не принимали и не оплачивали выполненные строительно-монтажные работы. Не беда, что это приводило к неосвоению средств федерального бюджета – главное, Малов переставал задавать «ненужные» вопросы.

С поставкой оборудования – того, в сторону которого велено было не смотреть – происходили непонятные вещи, что не могло не «напрягать» Малова, ведь деньги в соколовский ООО «Авто-Трест» проходили через счёт ООО СА «Стройтехцентр». Изначально договором было предусмотрено авансирование поставки в размере 30%, но руководитель ИвНИИПИКа в декабре 2013 года настоял на увеличении аванса до 75%, выбил деньги у федералов и «Стройтехцентр» перечислил на счёт ООО «Авто-Трест» 187 278 000 рублей аванса на покупку двух производственных линий.

Просто для справки: по контракту Соколов должен был купить в Италии линию смешения за 97 872 213,00 рублей, а согласно предоставленным в суд документам купил в Китае за 15 600 000,00. А представители оборонного ФГУПА, кующего безопасность Родины, ездили на приёмку линии в Китай.

Когда вскрылись расхождения в ценах контракта и закупки, Малову стало ясно, почему ему не рекомендовали смотреть в сторону оборудования, и он промониторил рынок: сколько стоит вторая линия, оцененная ИвНИИПИКом в 234 132 872 (двести тридцать четыре миллиона сто тридцать две тысячи восемьсот семьдесят два) рубля. Оказалось, аналог изготовят в Санкт-Петербурге за 40 000 000 (сорок миллионов) рублей. Что делать с этим знанием, Александр Юрьевич не знал – надо было выцарапывать из фээсбэшников «свои» деньги за строительно-монтажные работы – их, в отличие от оборудования, оплачивать не спешили.

Дальше случился «черный вторник» 2014 года, доллар вырос больше чем вдвое и Соколов заявил о невозможности поставки оборудования из-за удорожания, требуя пересчёта сумм контракта по курсу, а у Малова «пропали» деньги в обслуживающем сделку банке «ИнтрастБанк», который вскоре лишился лицензии. Деньги Малову банк не вернул, сотрудники ФСБ то ли не смогли, то ли не захотели повлиять на ситуацию.

Сегодня по инициативе подрядчиков, не получивших зависшие в банке деньги, в отношении «Стройтехцентра» введена процедура наблюдения. Предприятие Малова обвиняют в недофинансировании сделки, не замечая очевидного факта: цена оборудования по контракту завышена на сотни процентов от цены реального приобретения – аванса в 75% хватало на всё даже после того, как доллар вырос. СЧ СУ УМВД России по Ивановской области предъявила Малову обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Потом «в связи с несвоевременным и не в полном объеме исполнением договорных обязательств», возбудили уголовное дело. Идут следственные действия, Малов с первого дня активно сотрудничал с оперативниками, представлял документы, давал показания и пояснения.

Но тут всплыл Соколов – похоже, контракт Малова не единственный, где он выступал «решалой» и перешёл черту в отношениях с ФСБ. Господин Соколов засветился ещё в одном контракте, заключённом в рамках федеральной программы «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации» тем же ИвНИИПИКом и ООО «Стройкомплекс» в том же 2013 году. По этому делу Соколова берут под стражу и сажают в СИЗО, а все дела с его участием объединяют в одно производство и Малова с фигурантом второго дела тоже зачем-то отправляют следственный изолятор, лишая последней возможности работать по контрактам. Следственные действия давно не производятся, но срок содержания под стражей раз за разом продляется – Малов в СИЗО сидит уже почти 7 месяцев. При этом Соколов ни в одних показаниях (а он даёт показания) не называет Малова соучастником и не обвиняет его в сокрытии или хищении средств.

Пока президент говорит громкие слова по телевизору, строительно-монтажные работы на объекте ФСБ заморожены, производственный комплекс, так необходимый оборонно-промышленному комплексу страны, не введён, бизнес «Стройтехцентра» плавно идёт на дно, Малову грозит до 10 лет лишения свободы за то, что в точности выполнял указания заказчиков в погонах. Складывается ощущение, что в деле Малова всемогущая «контора» озабочена сохранением лица и тем, чтобы её сотрудники не оказались замешанными в расследовании. Сделать это можно закрывая глаза на очевидные факты и изолировав участника, который эти факты может сделать достоянием гласности.

Тем более что обороноспособность, о которой так печётся президент Путин, не пострадает: говорят, те сотни миллионов, которых якобы не хватило Соколову, государство простило, и в бюджете 2018 года средства на закупку заложены вновь – на оборону не жалко. Как не жалко и коммерсантов, сидящих из-за этого в СИЗО.

Думаю, если новую партию денег освоят без уголовных дел и лишнего шума, ещё и наградят кого-нибудь, или к внеочередному званию представят.

Алексей Машкевич

P.S.: комментарий Алексея Ваганова, Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Ивановской области

11 января 2018 года в мой адрес поступило обращение финансового директора ООО СА «Стройтехцентр» Увакиной Натальи Алексеевны, зарегистрировано за № 19-09-1у/о от 11.01.2018 года.

Мною были рассмотрены материалы обращения, а также проведен анализ представленных документов. Генеральный директор ООО СА «Стройтехцентр» Малов А.Ю. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Часть 1.1 статьи 108 УПК РФ устанавливает запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 - 159.6, 160 и 165 УК РФ, - при условии, что эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, однако, в отношении Малова следователем избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В рамках обращения, для восстановления нарушенных прав и законных интересов, мною было направлено в суд правовое заключение с обоснованием правовой позиции о том, что следователем нарушается ч. 1.1 статьи 108 УПК РФ. Однако, несмотря на обоснованную правовую позицию защиты и Уполномоченного, судом было вынесено Постановление о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу.

После этого мною был сделан запрос в прокуратуру Ивановской области, также в рамках рассматриваемого обращения, с указанием на нарушения следователем ч. 1.1 статьи 108 УПК РФ с просьбой применить меры прокурорского реагирования. На мой запрос поступил ответ из областной прокуратуры, что основания для проведения проверки соблюдения законодательства в сфере защиты прав субъектов предпринимательской деятельности и принятия мер прокурорского реагирования отсутствуют.

Далее мною было направлено письмо в адрес Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Титова Б.Ю. с просьбой изучить прилагаемые документы обращения и согласовать передачу данного обращения на рассмотрение в Федеральный Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции». В настоящее время этот вопрос находится на рассмотрении.
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


Вернуться к списку новостей