Наверх

Есть ли политика в Ивановской области

И нужна ли она сегодня здесь

16.01.2018
Алексей Машкевич

Политика – совокупность социальных практик
и дискурсов, в которых реализуются формы и методы
управления обществом, общественными группами
и их отношениями, связанные с осуществлением власти

VLSM0690.jpg
Часто приходится слышать, что политика в Ивановской области закончилась/умирает/агонизирует, притом что область представляет собой заповедник гласности, где независимые (в смысле частные) СМИ об этой политике пишут частенько нелицеприятно. До недавнего времени даже государственная телекомпания позволяла себе расследования о заместителях губернатора и областных депутатах, а властям частенько приходится договариваться с редакторами, которые не реагируют на окрики официальных пресс-служб. В области есть два проблемных «красных» района – Кинешма и Шуя, где на протяжении десятилетий местные элиты с переменным успехом борются за власть с назначенцами из центра. Последние годы чужаки побеждают, но только потому, что выборы заменены назначениями. Есть демоны прежних времён Михаил Бабич и Сергей Пахомов, более отношения к Ивановской области не имеющие, но на которых так приятно сваливать все неудачи официальных властителей. Есть местные активисты – Александр Фомин, Владимир Бочков, периодически Андрей Назаров и прочие, – стремящиеся перехватить политическую повестку (или бюджетные потоки) у официальных носителей и «подруливать» теми или иными процессами, возглавляя кружки недовольных существующим положением дел. Имеются влиятельные национальные диаспоры, которые подкармливают депутатов и чиновников в обмен на откровенный лоббизм. Есть разномастная оппозиция, в конце концов.

Так есть политика в области или нет её – вся вышла со временем, следуя федеральному тренду «одна страна – один политик»? Всё зависит от того, что понимать под словом «политика». Если то, что вынесено в эпиграф, то, конечно, есть, но с небольшой оговоркой: практики, связанные с осуществлением власти, есть, а вот дискуссии на эту тему нет, осталась только подковёрная возня за доступ к благам бюджета. Последний всплеск публичной политики – это война за влияние команд двух Михаилов, Меня и Бабича, закончившаяся разгоном облдумы пятого созыва. Следующий за Менем губернатор, Павел Коньков, к самостоятельности особо не стремился, продолжая линию предшественника, которому был обязан постом. Будет ли ломать под себя сложившуюся годами систему Станислав Воскресенский – открытый вопрос. Позволю себе предположить, что не будет: чтобы резко подмять область под себя, нужна слаженная команда и опора на какую-то, лучше партийную структуру. Ни того ни другого у Станислава Сергеевича нет, и пока его главный козырь – московские связи и знакомства. Насколько хватит ему столичной инерции, покажет время. Помнится, Михаил Мень тоже козырял дружбой с Лужковым, а тот возьми да и попади в опалу к Медведеву. Михаил Александрович тогда мгновенно сориентировался, открестившись от Юрия Михайловича. Готов ли к такой эквилибристике Станислав Сергеевич, ведь после выборов президента ряды его московских друзей могут сильно поредеть?

Оппозиция

Ивановская оппозиция тоже не хочет/не может/ влиять на политическую жизнь региона – выборы Павла Конькова продемонстрировали это с потрясающей чёткостью. Тогда и коммунисты, и справедливороссы выставили на губернаторскую кампанию «договорных» кандидатов – Николая Зимина и Александра Петелина, которые еле сдерживались, чтобы не начать агитацию за Павла Алексеевича. От ЛДПР шёл Сергей Сироткин, тоже сосредоточившийся не на своей кампании: он «мочил» коммунистов – договоры договорами, а «красные» настроения в регионе сильны, их лидер Владимир Клёнов непредсказуем и в любой момент может сделать фигу и местной власти и её партии, вот Сергей Никанорович и подстраховывал.

Честно говоря, мне абсолютно непонятно, что движет людьми, идущими сегодня в официальную оппозицию. Все эти капэрээфы, элдэпээры и прочие справедливороссы и вечнозелёные яблочники давно стали филиалами «Единой России» с одной только разницей – кадровые лифты там не поднимаются на верхние этажи региональной власти. Эти лифты и внутри «ЕР» сегодня не особенно работают – кадровой политики в области (за всю страну говорить не буду) нет как таковой, а сателлитам там вообще ловить нечего. Если только в Кинешме или в Шуе случайно кто проскочит. В областном центре предел кадровых амбиций оппозиционера – карьера коммуниста Алексея Маслёнкина, замначальника подразделения мэрии. Но и этого места Алексею не видать бы, не попади он в опалу к персеку Клёнову. Властные политики рассчитывали с помощью Маслёнкина окончательно развалить красный обком. Развала не получилось, коммунист Маслёнкин работает в ивановской мэрии. Справедливоросс Петелин недолго поработал исполняющим обязанности начальника областного департамента в награду за спойлерство на губернаторских выборах, но не удержался – то ли из-за партийности, то ли из-за аффилированности, а потом и справедливороссом перестал быть. Единственное поле, где оппозиция хоть как-то извлекает пользу для себя, – продажа мест в списках и спойлерство для обеспечения легитимности – тут нет равных местному отделению «СР». О Петелине вспомнили, есть ещё Павел Попов, прикрывавший Владимира Шарыпова в фарсе под названием «выборы главы областного центра».

Депутаты от власти

Но и в «ЕР» не всё однозначно сегодня. Единственное российское легальное политическое действо – выборы – превратились для кандидатов от партии власти в борьбу за тёплое место у бюджетного корыта. Проводятся выборы административными методами, а законодательство перелатали так, что использование адмресурса в пользу партии власти не является нарушением. Какая уж тут политика. Единороссы, идущие в депутаты, рассчитывают на кормушку у бюджетного корыта, рассматривая затраты на выборную кампанию как инвестиции и требуя соответственного вложениям финансового результата. Буквально с первых месяцев обладания мандатом.

В результате такого подхода получилась, например, абсолютно неработоспособная Ивановская городская дума, где вновь пришедшие депутаты обнаружили, что свободных мест у кормушки нет – там и «старым» народным избранникам тесно. При этом председатель этого благородного собрания Александр Кузьмичёв озабочен в первую очередь сохранением собственного места и статуса, а ещё поиском места в новой политической реальности. В результате не имеющая никакого веса Ивгордума стала тормозом для ивановского мэра и его администрации – даже принятие непринципиальных вопросов требует от них невероятных затрат и административных напрягов. Депутатам просто некогда исполнять свои прямые обязанности – они озабочены возвратом потраченных на кампанию средств. При этом внутри думы постоянно идут разговоры о скорой смене председателя, который лишился политической поддержки Владимира Бочкова. Но жена сенатора Галина Юрьевна, у которой, говорят, были амбиции занять председательское кресло, неожиданно «ушла в тень» – то ли из-за болезней мужа, то ли из-за продажи главного семейного актива, Кинешемской птицефабрики, то ли из-за чего-то другого. Других желающих сменить Кузьмичёва в этом созыве не видно. Точнее, желающих море, но у них нет ни «внешнего» ресурса, ни поддержки нужного числа коллег-депутатов, ни собственной харизмы с авторитетом. Тем более что и у другой влиятельной теневой думской дамы – зампреда Татьяны Петровой – с отставкой Игоря Чебыкина с поста замгубернатора по внутренней политике исчезла политическая «крыша», и она вряд ли будет дальше столь же активна в представительном органе, как прежде. А у Станислава Воскресенского так много проблем в области, и он, похоже, так слабо представляет, что это за зверь такой – дума областного центра и для чего она нужна, что перемен там можно не ждать. Уж если Станислав Сергеевич в ближайшее время и озаботится депутатским вопросом, то это будут грядущие выборы в областную думу с их борьбой за мандаты и согласованием кандидатуры председателя. Буквально месяц назад никто не сомневался, что единственной кандидатурой будет Виктор Смирнов, но сегодня некоторые горячие головы решили, что в будущем созыве для них открылось персональное «окно возможностей», и начали дёргать за различные верёвочки.

Конечно, дума областного центра далеко не главное и не единственное место, где живёт/должна/может жить политика. Благодаря партийной дисциплине в «ЕР» политики в городских думах больше нет нигде, разве что иногда подёргиваются кинешемские коммунисты, но блокирующего голоса у них нет, пар уходит в свисток и никого не пугает.

Основные публичные политические баталии происходят в областной думе, Непубличные – в областном правительстве. А так как оппозиции во власти нет, все войнушки идут внутри «Единой России».

Кто главный

Главным областным политиком традиционно считается губернатор. Но считаться – не значит быть. Был им, однозначно, Владислав Тихомиров. Но не был Владимир Тихонов, что парадоксально: в губернаторское кресло он пришёл через выборы в два тура именно из политики, из ещё не единогласной Госдумы, из оппозиции. Но тогда в области рулил Михаил Бабич – вне зависимости от того, какую должность занимал. Как говорят, кто девушку ужинает, тот её и танцует, а выборы Тихонов провёл отнюдь не на свои деньги и поэтому удовольствовался безденежными тогда социалкой и культурой. Потом губернатором стал «чистый» политик Михаил Мень. Казалось, он сдавал заместителям на аутсорсинг экономику и прочее сельское хозяйство со строительством, но на самом деле держал все вожжи в руках и в решении экономических задач часто использовал политический инструментарий – это, надо признать, был высший пилотаж, и местный бомонд у Михаила Александровича многому научился. Как минимум увидел, что такое публичная политика в хорошем исполнении.

Павел Коньков политику не понимал и, наверное, поэтому не любил, а после ареста Андрея Кабанова стал её бояться. Если ты не занимаешься политикой, она занимается тобой – именно политические неудачи стали причиной досрочной отставки Павла Алексеевича. Он не смог выстроить коммуникаций ни внутри области, ни в Москве, и винить в этом одних силовиков (как это стало модным в области в последние два года) было бы неправильно. Коньков не смог избавиться от влияния Михаила Меня, и к концу губернаторства на первую роль в областной публичной политике выдвинулся спикер областного парламента Виктор Смирнов. Этому немало способствовала и чехарда во внутриполитическом блоке правительства: отставка и последующее бегство от правосудия Виталия Ильюшкина, полная автономия и невмешательство в работу на местах руководителя департамента внутренней политики Евгения Нестерова, осторожный стиль работы политического замгубернатора Игоря Чебыкина. К этому добавилось демонстративное дистанцирование от внутриобластных процессов сенатора Валерия Васильева, вызывающее поведение сенатора Владимира Бочкова и апатия госдумовских депутатов, из которых в области слышно только о Юрии Смирнове. Ушли в тень и ветераны ивановской политической сцены: Фомин, Гришин, Чудецкий, Шаботинский, Буров – кто готовится к следующим выборам, кто к политической пенсии, кто уходит в бизнес. Правительственные чиновники о политике не думают, они больше озабочены собственным выживанием и кадровыми проблемами в муниципалитетах, где глав то сажают, то снимают. Говорят, некоторые кураторы внутренней политики активно и небезвозмездно лоббировали «правильных» кандидатов в города и районы, но кроме Ильюшкина за руку никого не поймали.

И тут появляется Станислав Воскресенский – весь из себя президентский назначенец, технократ и не член (и даже не сторонник) партии власти. Человек, абсолютно далёкий от политики (особенно в её нынешнем квазивизантийском варианте), всю жизнь аккуратно выстраивающий ровную бюрократическую карьеру. Он сразу заявил о равноудалённости от местных группировок и пообещал не махать кадровой шашкой – как минимум пару месяцев. Примет он сложившийся в области политический расклад или нет, непонятно. Будет ли принимать участие в политической тусовке – тоже не ясно. Какую роль отведёт «Единой России» и будет ли перенастраивать её под себя – вопрос. Понятно только, что человек он амбициозный и вряд ли намерен делиться с кем-то властью, а отсутствие политического опыта, как показывает практика, высоких руководителей не смущает: они уверены в своём всезнании и непогрешимости. Ещё понятно, что, если Воскресенский не вытащит область из нынешнего сонного состояния, ивановское губернаторство может стать концом его чиновничьей карьеры, если, конечно, он не прибыл в регион с каким-то спецзаданием, – но это уже конспирология.

О том, что новый губернатор всё-таки думает о политике, говорит тот факт, что первым заместителем Станислава Воскресенского в областном правительстве без приставки «и.о.» стал именно политический заместитель Евгений Нестеров. Говорят, его назначение пролоббировал куратор области в администрации президента, у которого сложились личные добрые отношения с Евгением Леонидовичем – тот ещё в ранге и. о. начальника департамента внутренней политики гостеприимно и хлебосольно принимал московского чиновника на ивановской земле, рассказывая, что здесь и как. Не исключено, что теперь Евгений Леонидович будет претендовать на роль главного политика и попытается сдвинуть с этого места председателя областной думы Виктора Смирнова – используя «доступ к телу» Станислава Воскресенского напрямую и через московского покровителя. У Смирнова, говорят, с доступом пока не очень складывается.

Это первое назначение напоминает сказку о гадком утёнке: скорую отставку Нестерова с поста директора департамента прогнозировали почти год, Павел Коньков говорил, что заменил бы его хоть сейчас, да не на кого. В слитом в СМИ списке претендентов на депутатские места Евгения Нестерова планировали пустить на выборы в Тейкове, взбудораженном задержанием Светланы Романчук и сложением полномочий Алексея Коробова, – и вдруг такой карьерный взлёт.

Что ж, будем наблюдать: при Конькове, который, похоже, не считал занятие региональной политикой делом, достойным первого лица, мы на чудеса во внутриполитическом блоке насмотрелись достаточно. Не исключено, что в этом вопросе губернию ждёт преемственность – своих политиков у Воскресенского нет. Остаётся только вопрос: назначая Нестерова, у которого нет своей команды, заточенной под выборы, Воскресенский за выборы самого-самого в регионе будет отвечать лично, переложит ответственность на нового зама или передаст местной «Единой России» и Виктору Смирнову? Вопрос не праздный: сегодня от «ЕР» требуют, чтобы выборы проходили честно и открыто, чего не было уже много лет, а в области почти не осталось даже тех, кто их делал по-старому – с адмресурсом и под прикрытием полиции.

Кстати, Станиславу Сергеевичу надо думать и о собственной выборной кампании и выборах в сентябре, со всеми вытекающими вопросами: формирование штаба и избирательного фонда, подбор спойлеров-оппозиционеров, да и мало ли о чем ещё. Перед беспартийным кандидатом неизбежно встанет вопрос, как выбираться – от партии власти или самовыдвиженцем.

Третья сила

Говоря о политике в регионе, не стоит забывать и о руководстве силовых и стремящихся быть силовыми ведомств. Да, по закону они в политике не участвуют и даже не могут быть членами политических партий. Но закон у нас, как известно, что дышло, а тут речь идёт о людях, этот закон трактующих. Сегодня ивановский генералитет является пусть не главным регулятором политических процессов, но одним из активных участников. Впрочем, об этом в последнее время столько всего сказано и написано, что повторяться не хочется. Будем просто наблюдать за развитием событий и пожелаем всем политическим фигурантам избежать пристального внимания со стороны людей в погонах.
Источник: «1000 экз.» №135
Войти на сайт или авторизоваться через соц сети


  • Политика кончилась вместе с окончательным решением демократического вопроса в целом в стране.  А заодно прекратил существование механизм  воспроизводства лидеров. Вспомним, сколько было ярких и энергичных личностей  в конце 90-х  - начале нулевых годов. И что сейчас? В муниципальных образованиях не то что мэра, скоро вменяемых депутатов из  числа местных жителей  будет невозможно найти. Да что там депутаты? В 140-миллионной стране  не имеется серьезных претендентов даже на пост президента,  из за чего Владимир Владимирович вынужден баллотироваться пятый  раз.  Вот он и является единственным политиком по факту. Результаты его политики – отдельная тема. Даже Чубайс  оценил максимальный потенциал экономического роста РФ – не более двух процентов в год. А это означает  прогрессивное технологическое отставание  России  от развитых стран мира и консервацию бедности и нищеты населения  на десятилетия вперед.
  • Эдвард Морозов 16.01.2018 12:50
    Как были дырой, так похоже и останемся: с вымирающим населением и нищей экономикой.

Вернуться к списку новостей